Ограбление по политическим мотивам?

В Мурманском отделении Сбербанка в ближайшее время может начаться масштабная проверка спецслужб, связанная с делом предпринимателя Геннадия Шубина.

В 2015 году владелец мурманской бизнес-империи Шубин получил 12 лет в колонии строго режима за невозврат кредитов Сбербанка. 800 млн рублей – из-за такой суммы предприниматель лишился свободы.

Сегодня адвокаты заявляют, что во время суда был наложен арест на большую часть предприятий Шубина, причем, имущество 60 из них уже продано с аукционов, еще часть имущества сдается в аренду и приносит доход. Если суммировать имеющиеся в нашем распоряжении документы и выступления в прессе бизнес-партнера Шубина Владимира Зюзина, то продажа активов должна была принести 400 млн рублей, сдача имущества в аренду – еще 200-250 млн рублей. То есть две трети кредитов Сбербанка могли уже быть закрыты. Однако банк занял крайне странную позицию. С одной стороны, его сотрудники выдали представителю Шубина документ, в котором говорится: предприниматель не имеет долгов перед банком. С другой стороны, представители банка, в рамках разбирательства в Арбитражном суде Мурманской области по делу одной из фирм бизнес-империи Шубина, заявляют, что на погашение кредитов поступило менее 200 тыс. рублей. Так погашен или не погашен кредит, и где деньги, вырученные от продажи активов Шубина? Похоже, что эта история для отдельного уголовного дела.

Г. Шубин

Сторона Шубина (и мы об этом уже рассказывали) считает, что сотрудники банка вступили в сговор с региональными правоохранителями, чиновниками и использовали уголовное преследование Шубина, чтобы завладеть его активами. Часть имущества якобы перешла к родственникам правоохранителей и к предпринимателям, близким к главе Заполярья Марине Ковтун. Служащие же Сбербанка якобы получили за это свои проценты. Представитель Шубина, Елена Тюшева, называет фамилии этих сотрудников, в их числе управляющий мурманского Сбербанка Александр Гинько, его заместитель Василий Процко, начальник кредитного комитета отделения Руслан Червяков и его заместитель Дмитрий Гавриков, сотрудник кредитного комитета Дмитрий Сирица и юрисконсульт отделения Дмитрий Колбин. Причем сегодня все эти сотрудники (кроме Колбина) в Сбербанке уже не работают. Червяков якобы сбежал в Лондон. Сирица как конкурсный управляющий банкротит компании Шубина (именно он, по версии защиты, должен перечислять деньги от сдаваемого в аренду имущества Шубина кредитору-Сбербанку, но почему-то этого не делает). Колбин представляет Сбербанк в заседаниях арбитража по взысканию с Шубина кредитов и реализации его имущества.

Сторона Шубина свое видение дела изложила в июле-августе в обращениях на имя прокурора области В. Щербакова, начальника областного Следственного комитета А. Ефремова, руководителя областного УФНС О. Савченко и начальника ГУ МВД по Москве О. Баранова. В отношении экс-сотрудника Сбербанка, конкурсного управляющего Сирицы уже ведется проверка, инициированная столичным полицейским главком.

К слову, своя версия о ситуации есть и у известного телеграмм-канала «Двуглав». Источник на днях предположил, что Гинько, Процко и Червяков оформляли на Шубина заведомо необеспеченные кредиты. Вопрос, был ли в доле сам предприниматель? По версии источника, из Сбербанка в неизвестном направлении исчезли кредитное досье и кредитные договоры по делу предпринимателя, и находиться документы могут у Червякова в Лондоне.

По любой из версий – как стороны Шубина, так и «Двуглава» — выходит, что пострадавшими в результате возможной аферы с участием служащих Сбербанка оказались и Шубин, и банк. (Причем, банк с госучастием.)

По сообщению «Двуглава», в соответствующих органах, курировавших расследование по Шубину, информация о новом повороте дела вызвала «эффект разорвавшейся бомбы». Якобы «в ближайшее время должно быть принято решение о комплексной проверке мурманского филиала Сбербанка».

Общеизвестно, что Геннадий Шубин свое уголовное преследование считает политическим: в 2012 году новоиспеченный губернатор Марина Ковтун предлагала ему убираться из области (Шубин был помощником предыдущего губернатора Дмитриенко и Марина Васильевна считала его своим оппонентом). Когда он «не убрался», Ковтун обратилась к главе государства и сообщила, что Шубин разваливает стратегическую для региона отрасль – ТЭК. Последовала резолюция «разобраться». Вскоре появилось уголовное дело против Шубина, но это было дело не «о развале ТЭК», а о невозвращенных кредитах Сбербанка. Расследованием занимались разные структуры, но главная роль принадлежала ОблУМВД во главе с генералом Баталовым, приятелем Ковтун. Вероятно, в деле Шубина сошлись политические интересы губернатора Ковтун и ее соратника Баталова, а также коммерческие – сотрудников мурманского отделения Сбербанка и близких Ковтун предпринимателей вроде В. Блинского (к последним, как утверждает сторона защиты Шубина, и отошли его активы).

М. Ковтун

— Как бы то ни было, в Москве возникло вполне законное желание полностью разобраться во всех хитросплетениях дела Шубина (спецслужбы очень не любят, когда из них делают дураков и используют в своих целях), а это в частности очень неприятная новость для Марины Васильевны. Что там всплывет, если за дело возьмутся по-настоящему независимые следаки (после увольнения Баталова Марина Васильевна осталась без помощи прикормленных правоохранителей), одному Богу известно. Ведь Гинько со товарищи не одному же Шубину выдавали необеспеченные кредиты, — пишет «Двуглав».

Так что в Мурманске назревает очередной скандал с участием губернатора Марины Ковтун. Второй раз за год она рискует быть упомянутой в связи с аферой: сначала это была история с бюджетным мошенничеством чиновников Бабенко-Благодельского-Никрашевского, теперь же – с кредитной аферой служащих регионального Сбербанка. Не лучший старт для предвыборной губернаторской предвыборной кампании-2019.

Евгения Ковалева

 Портал противодействия коррупции в г. Мурманск

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *